.RU

Гюго В. Собрание сочинений в 15 т - страница 5



XXIX


Когда обедня закончилась, оби повернулся к Биасу и отвесил ему почтительный поклон. Биасу встал и обратился ко мне по-французски:

- Нас обвиняют в том, что мы безбожники; теперь ты видишь, что это клевета и что все мы - добрые католики.

Не знаю, говорил ли он с насмешкой, или серьезно. Потом он приказал подать ему стеклянный сосуд, полный черных маисовых зерен, бросил туда горсть белых зерен и, подняв его высоко над головой, чтобы все войско могло видеть, сказал:

- Братья, вы - черный маис, а белые, ваши враги, - белый маис!

С этими словами он встряхнул сосуд, и когда почти все белые зерна скрылись под черными, он воскликнул с вдохновенным и торжествующим видом:

- Guette blan ci la ta! {Видите, что значат белые в сравнении с вами! (Прим. авт.)}

Оглушительный крик, много раз подхваченный эхом в окрестных горах, был ответом на притчу предводителя. Биасу продолжал, пересыпая свой ломаный французский язык креольскими и испанскими фразами.

- El tiempo de la mansuetud es pasado. {Время благодушия миновало (исп. - Прим. авт.)} Мы долго терпели, как бараны, чью шерсть белые сравнивают с нашими волосами; будем же теперь безжалостны, как пантеры и ягуары тех стран, откуда белые вырвали нас. Только силой можно завоевать себе право; все принадлежит тому, кто силен и не знает жалости. У святого Волка {Saint-Loup (волк) - святой Лупп.} два праздника в грегорианском календаре, а у пасхального агнца только один! Правда, господин капеллан?

Оби поклонился, подтверждая его слова.

- Они пришли к нам, - продолжал Биасу, - они пришли, эти враги человеческого рода, эти белые - колонизаторы, плантаторы, торговцы, эти verdaderos demonios, {Сущие дьяволы (исп.)} которых изрыгнула Алекто! Son venidos con insolencia; {Они нагло вторглись (исп. - Прим. авт.)} они были великолепны с виду, увешаны оружием, в роскошной одежде, с султанами на шапках, и они презирали нас за нашу черную кожу и за наготу. В своей гордости они думали, что могут разогнать нас так же легко, как эти павлиньи перья рассеивают черную стаю комаров и москитов.

Сделав это сравнение, Биасу выхватил веер у одного из белых рабов, всегда следовавших за ним, и стал неистово размахивать им над головой. Затем он продолжал:

- Но наше войско, о мои братья, обрушилось на них, как полчища муравьев на труп; они падали в своих нарядных мундирах под ударами наших голых рук, силы которых они не оценили, ибо не знали, что хорошее дерево крепче без коры. Теперь эти ненавистные тираны трепещут! Yo gagne peur! {Они боятся. - Креольское наречие. (Прим. авт.)}

На крик начальника толпа ответила радостным и торжествующим ревом; со всех сторон неслось: «Yo gagne peur!»

- Черные, креолы и негры конго! - продолжал Биасу. - Месть и свобода! Мулаты, не давайте смягчить себя, не поддавайтесь обольщениям de los diabolos blancos. {белых дьяволов (исп.).} Ваши отцы в их рядах, но ваши матери с нами. К тому же, о hermanos de mi alma, {о братья моей души (исп. - Прим. авт.)} они никогда не обращались с вами как отцы, а только как хозяева; вы были теми же рабами, что и негры. Жалкая повязка едва прикрывала ваши сожженные солнцем бедра, а ваши жестокие отцы щеголяли в buenos sombreros, {в красивых шляпах (исп.)} носили в будни нанковые куртки, в праздники - одежду из шерсти или бархата, a diez y siete quartos la vara.


{по семнадцати квартос за вару (испанская мера длины, равная приблизительно локтю). (Прим. авт.)}


Прокляните этих извергов! Но так как святые заповеди господа бога запрещают убивать родного отца, не наносите ему удара своей рукой. Если вы увидите его в рядах врагов, кто мешает вам, друзья, сказать друг другу: «Touye papa moe, ma touye quena toue!».


{«Убей моего отца, а я убью твоего». Действительно, встречались мулаты, не решавшиеся сами пойти на отцеубийство и говорившие эти ужасные слова. (Прим. авт.)}


Мщение, подданные короля! Свободу для всех! Этот призыв встретил отклик на всех островах; он впервые раздался на Quisqueya,


{Старинное название Сан-Доминго, означающее «Большая Земля». Туземцы называли его также Arty. (Прим. авт.)}


он разбудил Табаго и Кубу. Вождь ста двадцати пяти беглых негров с Синей Горы, ямайский негр Букман, первый поднял знамя среди нас. Одержанная им победа была первым шагом к братскому союзу с неграми Сан-Доминго. Последуем же его славному примеру, взяв в одну руку факел, а в другую топор! Нет пощады белым, нет пощады плантаторам! Перебьем их семьи, опустошим их плантации; пусть не останется в их владениях ни одного дерева, не вывернутого с корнями из земли! Разгромим все, и пусть земля поглотит всех белых. Смело вперед, друзья и братья! Мы будем драться и уничтожать! Победа или смерть! Если мы победим, настанет наш черед наслаждаться всеми радостями жизни; если умрем, мы пойдем на небо, в рай, где святые ждут нас и где каждый храбрец будет получать двойную порцию d'aguardiente {водка (прим. авт.)} и по целому пиастру в день!

Эта своеобразная солдатская проповедь, которая вам, господа, кажется только смешной, произвела на мятежников сильнейшее впечатление. Правда, необыкновенно выразительные жесты и мимика Биасу, вдохновенный голос и странный смех, иногда прерывавший его речь, придавали ей какую-то чудесную, неотразимую силу. Искусство, с каким он вплетал в свои пышные фразы подробности, разжигавшие страсти и чаяния мятежников, еще усиливало это красноречие, рассчитанное на его неискушенных слушателей.

Я не берусь описать вам, какой мрачный восторг охватил войско мятежников после речи Биасу. Крики, стоны, вопли слились в оглушительный хор. Одни били себя в грудь, другие громко стучали саблями и дубинами. Многие, стоя на коленях или простершись на земле, застыли в немом экстазе. Некоторые негритянки раздирали себе руки и грудь рыбьими костями, служившими им гребенками для расчесывания волос. Звуки гитар, барабанов, тамтамов, балафо смешивались с ружейными выстрелами. Это был настоящий шабаш.

Биасу подал знак рукой; шум стих, как по волшебству; каждый негр молча стал на свое место. Эта дисциплина, которой Биасу сумел подчинить людей, равных себе, единственно превосходством своей мысли и воли, поразила и, можно даже сказать, восхитила меня. Казалось, что все солдаты этой мятежной армии говорят и двигаются по мановению руки своего начальника, точно клавиши фортепиано под пальцами музыканта.


XXX


Новое зрелище, новый вид шарлатанства и обмана привлек теперь мое внимание: началась перевязка раненых. Оби, исполнявший в этой армии двойную роль - врача духовного и врача телесного, начал осмотр больных. Он снял с себя церковное облачение и велел принести большой ящик с несколькими отделениями, где у него хранились лекарства и хирургические инструменты. Он очень редко пользовался этими орудиями и, за исключением ланцета из рыбьей кости, которым он очень ловко пускал кровь, казалось, не умел толком обращаться ни с клещами, служившими ему пинцетом, ни с кинжалом, заменявшим ему операционный нож. В большинстве случаев он ограничивался тем, что прописывал больным отвар из лесных апельсинов, настойку из оспенного корня и сарсапарели, а также несколько глотков выдержанной сахарной водки. Его любимым лекарством, которое он считал всеисцеляющим, было три стакана красного вина, куда он подмешивал стертый в порошок мускатный орех и желток крутого яйца, испеченного в золе. Он употреблял это снадобье для лечения всевозможных болезней и ран. Вы, конечно, понимаете, что его медицина была так же смехотворна, как и религия, которую он проповедовал; очень возможно, что небольшого числа излечений, случайно удавшихся ему, было бы недостаточно, чтобы сохранить доверие негров, если бы он, раздавая свои зелья, не прибегал к разным фокусам и не старался тем сильнее действовать на воображение своих больных, чем меньшее влияние он оказывал на ход их болезни. Так, иногда он только прикасался к их ранам, делая какие-то таинственные знаки; иногда, ловко пользуясь сохранившимися у них остатками прежних суеверий, смешавшихся в их сознании с недавно усвоенным католицизмом, он вкладывал в раны волшебный камешек, обернутый в корпию, и больной приписывал камню облегчение, принесенное ему корпией. Если оби сообщали, что один из его раненых умер от раны, а может и от его лечения, он говорил торжественно: «Я это предвидел, он был предателем; во время такого-то пожара он спас белого. Смерть была ему наказанием!» - и ошеломленная толпа мятежников хлопала ему, все больше проникаясь чувством ненависти и мщения. Один из способов лечения этого шарлатана особенно поразил меня. Он применил его к одному черному начальнику, довольно серьезно раненному во время последнего сражения. Оби долго рассматривал его рану, перевязал ее как сумел, потом, взобравшись на алтарь, воскликнул: «Все это пустяки!» Вслед за тем он вырвал три-четыре страницы из требника, сжег их на пламени светильника, украденного в акюльской церкви, и, смешав пепел этих священных листков с несколькими каплями вина в чаше для причастия, сказал раненому: «Пей, это твое исцеление».


[Этот способ лечения до сих пор довольно распространен в Африке, в частности среди мавров Триполи, которые часто бросают в свое питье пепел страницы из книги Магомета. Такому зелью они приписывают чудодейственную силу.

Один английский путешественник, я уж не помню кто именно, называл этот напиток «настойкой из Алкорана». (Прим. авт.)]


Глупый негр выпил, уставившись полными доверия глазами на обманщика, который простер руки над его головой, как будто призывая на него благословение неба; и возможно, что вера в исцеление помогла негру исцелиться.


XXXI


За этой сценой последовала другая, где тот же оби, скрытый под покрывалом, опять играл главную роль: священника сменил доктор, а доктора колдун.

- Hombres escuchate!


{Люди, слушайте! - Смысл, который испанцы вкладывают в данном случае в слово hombres, не поддается переводу. Это больше, чем «люди», и меньше, чем «друзья». (Прим. авт.)}


- закричал оби, с необыкновенной ловкостью вскакивая на импровизированный алтарь и усаживаясь на нем, скрестив ноги под своей пестрой юбкой. - Escuchate, hombres! Пусть те, кто хочет прочесть в книге судеб свое будущее, подходят ко мне, я сообщу вам его; he estudiado la ciencia de los Gitanos. {Я изучал науку цыган (исп. - Прим. авт.)}

Толпа негров и мулатов сейчас же бросилась к нему.

- Подходите по одному! - сказал оби, в глухом и сдавленном голосе которого иногда прорывались крикливые ноты, будившие во мне какие-то неясные воспоминания. - Если вы подойдете все вместе, то все вместе отправитесь в могилу.

Они остановились. В эту минуту к Биасу подошел мулат, одетый в белую куртку и брюки; голова его была повязана шелковым платком, какие носят богатые плантаторы. Лицо его выражало ужас.

- В чем дело? - тихо спросил его главнокомандующий. - Что с вами, Риго?

Это был начальник отряда мулатов из Кэй, известный впоследствии под именем «генерала Риго», хитрец под личиной простака, скрывавший свою жестокость под напускной кротостью. Я внимательно разглядывал его.

- Генерал, - ответил Риго (он говорил очень тихо, но я сидел около Биасу и слышал его слова), - у входа в лагерь дожидается гонец от Жана-Франсуа. Букман только что убит в схватке с Тузаром; говорят, что белые собираются выставить его голову, как трофей, у себя в городе.

- И только? - спросил Биасу; глаза его вспыхнули тайной радостью при мысли, что число начальников уменьшается, а следовательно, его значение увеличивается.

- Гонец Жана-Франсуа хочет еще передать вам пакет.

- Хорошо, - ответил Биасу, - но не смотрите на меня, точно выходец из могилы, мой милый Риго.

- Разве вы не боитесь, генерал, что смерть Букмана произведет тяжелое впечатление на ваше войско? - возразил Риго.

- Вы не так просты, как кажетесь, Риго, - ответил начальник, - сейчас вы увидите, каков Биасу. Задержите только гонца на четверть часа.

И он подошел к оби, который в течение этого разговора, слышанного только мной, начал свои пророчества; он задавал вопросы зачарованным неграм, рассматривал линии на их лбах и руках и дарил им больше или меньше счастья в будущем, смотря по звону, цвету и величине монеты, бросаемой каждым из них в блюдо золоченого серебра, стоявшее у его ног. Биасу сказал ему на ухо несколько слов. Колдун, не отрываясь, продолжал свое гадание по лицам.

- Тот, у кого на середине лба линию солнца пересекает маленький четырехугольный или трехугольный значок, тот без труда и без забот приобретет большое богатство.

Рисунок, похожий на три буквы S, стоящие рядом на лбу, будь то посередине или сбоку, - знак зловещий: кто носит такой знак, непременно утонет, если не будет всеми силами избегать воды.

Четыре линии, идущие от носа ко лбу и расходящиеся попарно, изгибаясь над глазами, указывают, что их обладатель попадет в плен на войне и будет жестоко страдать в руках врага.

Тут оби сделал небольшую паузу.

- Товарищи, - сказал он торжественно, - я видел этот знак на лбу у Бюг-Жаргаля, вождя храбрых воинов Красной Горы.

Эти слова, еще раз подтвердившие мне, что Бюг-Жаргаль взят в плен, вызвали горестные крики в толпе негров, чьи вожаки были в яркокрасных штанах; то были мятежники Красной Горы.

Между тем оби продолжал:

- Если у вас на лбу, с правой стороны, на линии луны есть значок, похожий на вилы, - бойтесь праздности и избегайте кутежей. Небольшой, но очень важный значок, похожий на арабскую цифру 3, на линии солнца, предвещает палочные удары…

Тут колдуна прервал старый негр из испанского Доминго. Он подполз к нему, умоляя сделать ему перевязку. Он был ранен в лоб, один глаз был у него вырван и висел, весь залитый кровью. Во время обхода раненых оби забыл о нем. Теперь, увидев его, он воскликнул:

- Тоненькие кружочки в правой части лба, на линии луны, означают болезнь глаз. Hombre, - обратился он к несчастному раненому, - я ясно вижу этот знак у тебя на лбу; покажи свою руку.

- Alas! exelentisimo senor! - воскликнул тот. - Mir'usted mi ojo! {Увы, великодушный сеньор, посмотрите мой глаз! (исп. - Прим. авт.)}

- Fatras, {Так называли старых негров, неспособных к работе. (Прим. авт.)} - ответил ему оби сердито, - очень мне нужен твой глаз! Дай руку, тебе говорят!

Несчастный протянул ему руку, но продолжал бормотать: «mi ojo!»

- Прекрасно! - сказал колдун. - У кого на линии жизни виден маленький кружок с точкой посередине, тот окривеет, потому что этот знак предвещает потерю глаза. Вот здесь у тебя кружок и точка… ты окривеешь.

- Ya le soy! {Я уже окривел! (исп. - Прим. авт.)} - жалобно завыл старый негр.

Но оби, который сейчас уже не был врачом, грубо оттолкнул его и продолжал, не обращая внимания на жалобы бедного калеки:

- Escuchate, hombres! Если семь линий на лбу тонки, извилисты и слабо начертаны, это указывает, что человек проживет недолго.

Тот, у кого между бровями, на линии луны, виден значок, похожий на две скрещенные стрелы, погибнет в сражении.

Когда линия жизни, пересекающая нашу руку, заканчивается около кисти крестом, она предсказывает смерть на эшафоте.

Я должен сказать вам, hermanos, {братья (исп.)} что один из храбрейших поборников свободы, Букман, отмечен всеми тремя роковыми знаками.

При этих словах все негры замерли и затаили дыхание; их широко открытые глаза, прикованные к шарлатану, выражали напряженное внимание, похожее на столбняк.

- Мне не ясно, - добавил оби, - сочетание этих двух знаков, угрожающих Букману одновременно смертью в бою и эшафотом. Однако искусство мое непогрешимо.

Он замолчал и переглянулся с Биасу. Биасу сказал несколько слов на ухо одному из своих адъютантов, и тот сразу вышел из пещеры.

- Открытый, безвольный рот, - продолжал оби, обращаясь к своим слушателям с хитрым и насмешливым выражением, - нелепая поза, болтающиеся руки, причем левая кисть отчего-то вывернута наружу, - все это свидетельствует о врожденном тупоумии, ничтожестве, пустоте и глупом любопытстве.

Биасу посмеивался. В эту минуту вернулся его адъютант; он привел с собой негра, покрытого пылью и грязью; по его исцарапанным колючками и разбитым о камни ногам было видно, что он прошел немалый путь. Это был гонец, о котором говорил Риго. В одной руке он держал запечатанный пакет, а в другой развернутый лист пергамента с большой печатью в виде пылающего сердца. В середине печати был изображен вензель из причудливо сплетенных букв М и Н, по-видимому означавший союз свободных мулатов и негров-невольников. Около вензеля я прочел надпись: «Предрассудок побежден, цепи разбиты! Да здравствует король!» Этот пергамент был пропуск, выданный Жаном-Франсуа.

Гонец подал его Биасу и, поклонившись до земли, вручил ему запечатанный пакет. Главнокомандующий быстро вскрыл его, пробежал лежавшие в нем депеши, спрятал одну из них в карман своей куртки, а другую скомкал в руке и воскликнул с выражением отчаяния:

- Подданные короля!..

Все негры низко склонились перед ним.

- Подданные короля! Вот что сообщает Жану Биасу, главнокомандующему побежденных стран, генерал-майору войск его католического величества, Жан-Франсуа - генерал-адмирал Франции, фельдмаршал армии его величества вышеупомянутого короля Испании и Индии:

«Букман - вождь ста двадцати негров Синей Горы на Ямайке, признанных независимыми генерал-губернатором Белькомбом, сегодня погиб в славной битве за свободу и человечество, против деспотизма и варварства. Наш доблестный вождь был убит в схватке с белыми бандитами подлого Тузара. Эти изверги отрезали ему голову и объявили, что они с позором выставят ее на эшафоте, на военном плацу города Капа. - Мщение!»

Услышав это известие, толпа замерла в мрачном отчаянии. Но оби вскочил на ноги на алтаре и закричал с торжеством, размахивая своей белой палкой:

- Соломон, Зоробабель, Элеазар Талеб, Кардано, Иуда Бовтарихт, Аверроэс, Альбер Великий, Боабдил, Жан де Хаген, Анна Баратро, Даниэль Огрумов, Рашель Флинц, Альторнино! Благодарю вас! Наука ясновидения не обманула меня. Hijos, amigos, hermanos, muchachos, mozos, madres, у vosotros todos qui me escuchais aqui. {Сыновья, друзья, братья, отроки, дети, матери и все, кто здесь слушает меня (исп. - Прим. авт.)} Что я предсказал? Que habia dicho? {Что я говорил? (исп.)} Знаки на лбу Букмана предвещали мне, что он проживет недолго и погибнет в сражении; линии на его руке - что он будет на эшафоте. Мое искусство никогда не обманывает, и события сами складываются так, чтобы все исполнилось, даже то, что нам кажется несовместимым, например смерть на поле сражения и на эшафоте. Братья, изумляйтесь!

Во время этой речи отчаяние негров сменилось каким-то суеверным ужасом. Они слушали оби с доверием и в то же время со страхом; а он, опьяненный своими словами, расхаживал взад и вперед по ящику из-под сахара, на крышке которого он мог свободно сделать несколько коротеньких шажков. Биасу посмеивался.

Затем он обратился к оби:

- Господин капеллан, раз вы умеете предсказывать будущее, нам было бы приятно, если б вы согласились сообщить, какая нас ждет судьба, нас, Жана Биасу, mariscal de campo? {Генерал-майора (исп.)}

Оби гордо остановился на шутовском алтаре, где негры, по своей наивности, принимали его за высшее существо, и сказал Биасу:

- Venga, vuestra merced! {Подойдите, ваша милость! (исп. - Прим. авт.)}

В эту минуту оби был самым значительным человеком в армии. Власть военная склонилась перед властью жреческой. Биасу подошел. В глазах его светилась досада.

- Дайте вашу руку, генерал, - сказал оби, наклоняясь над ней. - Empezo. {Начинаю (исп. - Прим. авт.)} Линия сустава, четкая и ровная по всей длине, обещает вам богатство и счастье. Линия жизни, длинная и ясная, предсказывает вам жизнь без болезней и бодрую старость; линия эта тонка, что свидетельствует о вашей мудрости, проницательном уме и великодушном сердце; и, наконец, я вижу на ней такой знак, какой хироманты считают самым счастливым: множество мелких морщинок, придающих ей форму дерева с густыми ветвями, поднимающимися вверх по ладони, - это верный признак изобилия и величия. Линия здоровья очень длинна и подтверждает указания линии жизни; она же указывает на храбрость: загибаясь к мизинцу, она образует как бы крючочек. Генерал, это признак справедливой строгости.

При этих словах блестящие глаза маленького колдуна уставились на меня сквозь дырки в его покрывале, и я снова услышал знакомые нотки, проскользнувшие в его обычно торжественном голосе. Он продолжал, и в его тоне и движениях чувствовалась какая-то тайная цель.

- Маленькие кружочки на линии здоровья доказывают, что по вашему приказанию будет совершено много необходимых казней. Эта линия прерывается в середине и образует небольшой полукруг - знак, что вы подвергнетесь большой опасности при нападении хищных зверей, то есть белых, если вы их не истребите. Линия судьбы, окруженная, как и линия жизни, маленькими веточками, поднимающимися вверх по ладони, подтверждает, что вам предстоит могущество и высшая власть, к которой вы призваны; прямая и тонкая в верхней своей части, эта линия говорит о способности управлять людьми. Пятая линия - линия треугольника, протянувшаяся до среднего пальца, обещает вам блестящий успех во всех делах. Теперь посмотрим ваши пальцы. Большой палец, по которому тянется много мелких линий, от ногтя до сустава, обещает вам большое наследство: да, конечно, ведь вы унаследуете славу Букмана! - добавил оби, повысив голос. - Маленькая выпуклость у основания указательного пальца покрыта слабо заметными морщинками - это почести и слава! Средний палец ничего не говорит. Безымянный весь изрезан пересекающимися линиями - вы победите всех своих врагов и возвыситесь над всеми своими соперниками. Эти линии образуют несколько андреевских крестиков - знак гениальности и прозорливости. Сустав, соединяющий мизинец с ладонью, покрыт извилистыми морщинками - судьба осыплет вас своими дарами. Кроме того, я вижу на нем кружок - еще одно предсказание будущего могущества и почестей.

«Счастлив тот, - говорил Элеазар Талеб, - кто носит все эти знаки! Судьба позаботится о его благоденствии, и его счастливая звезда пошлет ему талант, ведущий к славе». Теперь, генерал, разрешите мне посмотреть ваш лоб. «Тот, - говорила цыганка Рашель Флинц, - у кого на середине лба линию солнца пересекает маленький четырехугольный или трехугольный значок, будет очень богат…» У вас он виден очень ясно. «Если знак этот находится справа, он обещает значительное наследство…» Снова наследие Букмана! «Знак подковы между бровями, под линией луны, говорит, что человек умеет мстить за оскорбления и жестокость». У меня есть этот знак; у вас тоже.

Выражение, с каким оби произнес слова: «у меня есть этот знак», снова поразило меня.

- Он бывает, - продолжал оби тем же тоном, - у храбрецов, умеющих подготовить смелое восстание, разбить цепи рабства в бою. Отпечаток львиного когтя над вашей левой бровью свидетельствует о необычайной отваге. Наконец, генерал Биасу, я вижу на вашем челе самый верный из всех знаков, предсказывающих счастье: сочетание линий, образующее букву М - первую букву имени святой девы. На какой стороне лба, на какой морщине ни стоял бы этот знак, он всегда означает гений, славу и могущество. Тот, кто им отмечен, принесет победу тому делу, которому служит; те, чьим он будет вождем, никогда не понесут никаких потерь; он один будет стоить всех защитников своей партии. И вы - этот избранник судьбы!

- Gratias, {Благодарю (исп.)} господин капеллан, - сказал Биасу, собираясь вернуться на свой трон красного дерева.

- Подождите, генерал, - остановил его оби, - я забыл еще один знак. Линия солнца резко обозначена у вас на лбу и доказывает уменье жить, стремление сделать людей счастливыми, великодушие и щедрость.

Биасу, по-видимому, понял, что скорей сам проявил забывчивость, чем оби. Он вытащил из кармана довольно тяжелый кошелек и бросил его на серебряное блюдо, чтобы линия солнца не была уличена во лжи.

Между тем блестящий гороскоп вождя произвел глубокое впечатление на войско. Все мятежники, для которых каждое слово оби, после известия о смерти Букмана, приобрело небывалое значение, перешли от отчаяния к энтузиазму; слепо доверяя своему непогрешимому колдуну и ниспосланному судьбой полководцу, они принялись вопить во все горло: «Да здравствует оби! Да здравствует Биасу!» Оби и Биасу переглянулись, и мне послышалось, что оби ответил сдавленным смехом на хихиканье главнокомандующего.

Не знаю почему, этот колдун чем-то тревожил меня; мне все казалось, что я уже видел или слышал кого-то, напоминавшего мне это странное существо; мне захотелось, чтобы он поговорил со мной.

- Господин оби, senor cura, doctor medico, {Сеньор священник, доктор-целитель (исп.)} господин капеллан, bon per, - обратился я к нему.

Он резко повернулся ко мне.

- Здесь есть еще один человек, которому вы не предсказали судьбу: это я.

Он скрестил руки на серебряном солнце, прикрывавшем его волосатую грудь, и ничего не ответил.

Я продолжал:

- Мне хотелось бы знать, что вы скажете о моем будущем; но ваши честные товарищи отобрали у меня часы и кошелек, а вы не из тех волшебников, что пророчествуют gratis. {Бесплатно (лат.)}

Он быстро подошел ко мне и глухо сказал мне на ухо:

- Ты ошибаешься! Покажи свою руку.

Я протянул ему руку, глядя на него в упор. Глаза его сверкали; он сделал вид, что рассматривает мою ладонь.

- Если линию жизни пересекают посередине две резкие поперечные черточки, - сказал он, - это знак близкой смерти… Твоя смерть близка!

Если линия здоровья проходит не посреди ладони, а линия жизни и линия судьбы, соединяясь внизу, образуют угол, - тогда нельзя ждать естественной смерти… Не жди естественной смерти!

Если указательный палец пересечен снизу доверху длинной линией, - это знак насильственной смерти… Слышишь? Готовься к насильственной смерти!

В его замогильном голосе, возвещавшем мне смерть, звучала затаенная радость; я слушал его равнодушно и с презрением.

- Колдун, - сказал я ему с насмешкой, - ты ловок, ты гадаешь наверняка.

Он придвинулся ко мне еще ближе.

- Ты сомневаешься в моем искусстве? Ну что ж! Послушай дальше. Разрыв линии солнца у тебя на лбу говорит о том, что ты принимаешь врага за друга, а друга за врага.

Слова эти как будто намекали на изменника Пьеро, которого я любил и который предал меня, и на верного Хабибру, которого я презирал и чья окровавленная одежда свидетельствовала о его преданности и самоотверженной смерти.

- О чем ты говоришь? - воскликнул я.

- Слушай до конца, - продолжал оби, - я говорил тебе о будущем, теперь скажу о прошлом. Линия луны слегка изгибается у тебя на лбу; это значит, что твою жену похитили.

Я вздрогнул и хотел вскочить с места, но моя стража удержала меня.

- Ты нетерпелив, - сказал колдун, - выслушай же до конца. Маленький крестик на самом конце этой изогнутой линии дополняет мое толкование. Твоя жена была похищена в первую же ночь после свадьбы.

- Негодяй! - вскричал я. - Ты знаешь, где она? Кто ты?

Я снова попытался броситься на него и сорвать его покрывало, но мне пришлось уступить численности и силе моих противников; с бешенством смотрел я на удалявшегося оби, бросившего мне перед уходом:

- Веришь мне теперь? Готовься к скорой смерти!


XXXII


Как будто для того, чтобы отвлечь меня на время от тревоги, овладевшей мной во время этой странной сцены, перед моими глазами развернулось новое представление - драма, сменившая забавную комедию, только что разыгранную оби и Биасу перед ошеломленной толпой.

Биасу снова уселся на свой обрубок красного дерева; оби занял место по его правую руку, Риго по левую, на двух бархатных подушках, как бы украшавших трон повелителя. Оби скрестил руки на груди и, казалось, погрузился в глубокое раздумье; Биасу и Риго жевали табак. К генерал-майору подошел адъютант с вопросом, начинать ли смотр войск, но в это время ко входу в пещеру с яростными криками подошли три шумных ватаги негров. Каждая из них вела по пленнику, чтобы отдать их в распоряжение Биасу, и не потому, что они думали, будто Биасу может помиловать их, но желая узнать, какому роду смерти ему будет угодно предать несчастных. Это подтверждали их зловещие крики: «Смерть! Смерть! Muerte! Muerte!» Некоторые из них кричали: «Death! Death!» - вероятно, это были английские негры из банды Букмана, успевшие присоединиться к испанским и французским неграм Биасу. Mariscal de campo, махнув рукой, приказал им замолчать и велел подвести трех пленников ко входу в пещеру. Я с удивлением узнал двоих: один был «гражданин генерал» С*** - тот филантроп, состоящий в переписке со всеми негрофилами мира, который на совете у губернатора предложил такой жестокий план усмирения негров. Другой был подозрительный плантатор, который выказывал такое отвращение к мулатам, хотя белые причисляли его к ним. Третий, видимо, принадлежал к группе «мелких белых»: на нем был кожаный фартук, а рукава были засучены выше локтя. Все трое были пойманы поодиночке, когда они пытались укрыться в горах.

«Мелкого белого» стали допрашивать первым.

- Ты кто такой? - спросил его Биасу.

- Я Жан Белен, плотник госпиталя Святых отцов в Капе.

Удивление, смешанное со стыдом, отразилось на лице «главнокомандующего побежденных стран».

- Жан Белен! - воскликнул он и закусил губу.

- Ну да, - ответил плотник, - ты что ж, меня не узнаешь?

- Сначала ты меня узнай и поклонись мне, - ответил mariscal de campo.

- Я не кланяюсь своему рабу, - ответил плотник.

- Своему рабу, негодяй! - воскликнул главнокомандующий.

- Ну да! - ответил плотник. - Конечно! Я твой первый хозяин. Ты делаешь вид, что не узнаешь меня. А ну-ка припомни, Жан Биасу, я продал тебя за тринадцать пиастров торговцу из Сан-Доминго.

Бешеная злоба исказила все черты Биасу.

- Смотри-ка! - продолжал плотник. - Ты, кажется, стыдишься, что был моим рабом? А разве не честь для Жана Биасу, что он принадлежал Жану Белену? Твоя родная мать, эта старая карга, частенько подметала мою мастерскую; но теперь я продал ее господину мажордому госпиталя Святых отцов; она такая развалина, что он дал мне за нее только тридцать два ливра, да еще шесть су впридачу. Вот и вся история - твоя и ее, но похоже, что вы теперь загордились, ваша братия негры и мулаты; ты, наверно, уж забыл то время, когда на коленях служил мастеру Жану Белену - плотнику из Капа.

Биасу слушал его со свирепой усмешкой, похожий на тигра, оскалившего зубы.

- Так! - сказал он.

Затем повернулся к неграм, которые привели мастера Белена, и сказал:

- Возьмите козлы, две доски и пилу и уведите этого человека. Жан Белен, плотник из Капа, благодари меня: я жалую тебя смертью, достойной плотника.

Его ужасный смех объяснил нам, какую чудовищную пытку он придумал, чтоб наказать гордость своего прежнего хозяина. Я задрожал; но Жан Белен и бровью не повел; он презрительно повернулся к Биасу.

- Да, - сказал он, - я должен тебя поблагодарить: я продал тебя за тринадцать пиастров, значит получил больше, чем ты стоишь.

Его утащили.


XXXIII


Два другие пленника присутствовали, ни живы ни мертвы, при этом страшном прологе к их собственной трагедии. Их смиренный и испуганный вид резко отличался от несколько вызывающей смелости плотника; они дрожали с головы до ног.

Биасу оглядел их одного за другим своим хитрым взглядом; затем, с наслаждением растягивая их пытку, он затеял с Риго разговор о разных сортах табака, уверяя, что гаванский табак хорош только для сигар, а нюхать лучше всего табак испанский, того сорта, две бочки которого ему прислал покойный Букман, забравший их у г-на Лебатю, хозяина острова Черепахи. Затем он вдруг обратился к гражданину генералу С*** и резко спросил:

- А ты как думаешь?

При этом неожиданном обращении гражданин С*** затрепетал. Он ответил, заикаясь:

- Я полагаюсь, генерал, на мнение вашего превосходительства.

- Слова льстеца! - возразил Биасу. - Я спрашиваю, каково твое мнение, а не мое. Знаешь ли ты лучший нюхательный табак, чем табак Лебатю?

- Нет, право не знаю, монсеньор, - ответил С***, смущение которого потешало Биасу.

- Генерал! Превосходительство! Монсеньор! - подхватил Биасу нетерпеливо. - Ты, видно, аристократ!

- Ах, право нет! Уверяю вас! - воскликнул гражданин генерал. - Я настоящий патриот девяносто первого года и горячий негрофил…

- Негрофил, - перебил Биасу, - что это такое - негрофил?

- Это друг чернокожих, - пролепетал гражданин С***.

- Быть другом чернокожих - этого мало, - строго возразил Биасу, - надо быть другом всех цветных.

Я, кажется, говорил уже, что Биасу был сакатра.

- Да, друг цветных, это я и хотел сказать, - ответил смиренно негрофил. - Я переписываюсь с самыми известными сторонниками негров и мулатов.

Биасу, довольный тем, что может унизить белого, снова прервал его:

- «Негров, мулатов!»… Что это значит? Ты что же, пришел сюда, чтобы оскорблять нас этими ненавистными кличками, выдуманными белыми из презрения к нам? Здесь вас окружают только люди черные и цветные, понимаете, господин колонист?

- Это дурная привычка, укоренившаяся с детства, - ответил С***, - простите меня, я никак не хотел оскорбить вас, монсеньор.

- Оставь в покое «монсеньора», я уже сказал тебе, что не люблю эти аристократические замашки!

С*** хотел еще раз извиниться и начал, заикаясь, бормотать новое объяснение:

- Если бы вы меня знали, гражданин…

- Гражданин! За кого ты меня принимаешь? - сердито закричал Биасу. - Я ненавижу этот якобинский жаргон! Уж не якобинец ли ты, чего доброго? Не забывай, что ты говоришь с главнокомандующим подданных короля! Гражданин! Какова наглость!

Бедный негрофил не знал теперь, как ему и говорить с этим человеком, который одинаково отвергал и титул монсеньора, и звание гражданина, и язык аристократов, и язык патриотов; он был совсем подавлен. Биасу, только притворявшийся взбешенным, испытывал жестокое наслаждение при виде его замешательства.

- Увы, - сказал, наконец, гражданин генерал, - вы очень плохого мнения обо мне, благородный защитник священных прав половины рода человеческого.

Не зная, как именовать этого начальника, отвергавшего все титулы, он прибег к одной из тех звучных перифраз, которыми революционеры часто заменяют имя или звание тех, к кому они обращаются в своих речах.

Биасу пристально посмотрел на него и спросил:

- Значит, ты любишь черных и цветных людей?

- Люблю ли? - воскликнул гражданин С***. - Да я переписываюсь с Бриссо и…

Биасу перебил его, посмеиваясь:

- Ха! ха! Я счастлив, что вижу в тебе друга нашего дела. Если так, ты должен проклинать подлых колонистов, которые ответили на наше справедливое восстание самыми жестокими казнями; ты должен считать, как и мы, что не черные, а белые - настоящие бунтовщики, раз они возмутились против природы и человечества. Ты должен ненавидеть эти чудовища!

- Я их ненавижу! - ответил С***.

- В таком случае, - продолжал Биасу, - что ты скажешь о человеке, который недавно, пытаясь подавить движение невольников, выставил на кольях пятьдесят отрубленных черных голов по обеим сторонам аллеи, ведущей в его жилище?

Бледное лицо С*** совершенно помертвело.

- Что ты скажешь о белом, который предложил опоясать город Кап цепью из невольничьих голов?

- Смилуйтесь надо мной! - воскликнул гражданин С*** в ужасе.

- Разве я угрожаю тебе? - холодно ответил Биасу. - Дай мне закончить… Цепью из голов, которая протянулась бы от форта Пиколе до мыса Караколь? Ну, что ты скажешь об этом? Отвечай!

Слова Биасу: «Разве я угрожаю тебе?» - придали некоторую надежду гражданину С***: он подумал, что, быть может, Биасу только слышал об этих страшных злодеяниях, но не знает, кто совершил их, и ответил с некоторой твердостью, чтобы отвести всякое подозрение, которое могло бы повредить ему:

- Я считаю, что это зверское преступление.

Биасу усмехнулся.

- Так! А какому наказанию подверг бы ты виновного?

Тут несчастный С*** растерялся.

- Что же ты? Друг ты черным или нет?

Из двух возможностей негрофил выбрал менее опасную; не замечая никакой угрозы в глазах Биасу, он сказал слабым голосом:

- Виновный заслуживает смерти.

- Прекрасный ответ, - сказал спокойно Биасу и выплюнул табак, который он жевал.

Его равнодушный вид придал некоторую уверенность несчастному негрофилу, и он сделал новую попытку рассеять подозрения, которые могли еще тяготеть над ним.

- Никто не желает успеха вашему делу так горячо, как я! - воскликнул он. - Я переписываюсь с Бриссо и Прюно де Пом-Гуж во Франции; Мегоу в Америке; с Петером Паулюсом в Голландии; с аббатом Тамбурини в Италии…

Он продолжал угодливо развертывать длинный список своих филантропических связей, который всегда приводил с удовольствием, а особенно полно представил при иных обстоятельствах и с совсем иной целью в доме губернатора де Бланшланд, как вдруг Биасу прервал его:

- Эй, ты! Какое мне дело до всех твоих корреспондентов! Ты лучше скажи мне, где твои магазины, и склады; моя армия нуждается в боевых припасах. У тебя, наверное, богатые плантации и крупная торговля, раз ты переписываешься со всеми торговцами на свете.

Гражданин С*** осмелился сделать робкое возражение.

- Это не торговцы, герой человечества, а философы, филантропы и негрофилы.

- Ну вот, - сказал Биасу, качая головой, - теперь он снова принимается за свои чертовски непонятные слова. Слушай, если у тебя нет ни складов, ни магазинов для грабежа, тогда на что ты годишься?

В этом вопросе гражданину С*** почудился проблеск надежды, и он жадно ухватился за него.

- Доблестный полководец, - воскликнул он, - есть ли у вас в армии экономист?

- Это еще что такое? - спросил Биасу.

- Экономист, - ответил пленник с таким пафосом, какой только позволял ему страх, - это самый необходимый человек, единственный, кто определяет материальные ресурсы страны, установив их сравнительную ценность; кто их располагает в порядке их значения, группирует согласно их ценности; кто, обогащая и совершенствуя их, согласует источники богатств с достигнутыми результатами; кто умело распределяет их, направляя подобно живительным ручейкам в широкую реку общественной пользы, которая в свою очередь вливает свои воды в море всеобщего процветания.

- Caramba! {Черт возьми! (исп.)} - воскликнул Биасу, наклоняясь к оби. - Какого дьявола он хочет сказать всеми этими словами, нанизанными одно на другое, точно бусы на ваших четках?

Оби презрительно пожал плечами, делая вид, что не понимает. Между тем гражданин С*** продолжал:

- …Я изучил… соизвольте выслушать меня, доблестный вождь храбрых борцов за возрождение Сан-Доминго, я изучил великих экономистов Тюрго, Рейналя и Мирабо - друга человечества. Я применял их теории на практике. Я знаю науки, необходимые для управления королевствами и всякими странами…

- Экономист не экономен в словах! - заметил Риго со своей вкрадчивой и насмешливой улыбкой.

Биасу воскликнул:

- Скажи-ка, болтун! Разве у меня есть королевства? И какими это странами я управляю?

- Пока еще нет, о великий человек! - ответил С***. - Но они могут быть. Кроме того, моя наука, оставаясь на той же высоте, вникает и в подробности управления армией.

Биасу снова резко прервал его.

- Я не управляю моей армией, господин плантатор, я командую ею.

- Прекрасно, - заметил гражданин С***, - вы будете генералом, а я буду интендантом. У меня есть специальные знания по скотоводству…

- Ты, может, думаешь, что мы разводим скот? - спросил Биасу посмеиваясь. - Нет, мы его едим. Если не хватит скота во французской колонии, я перейду холмы на границе и заберу испанских быков и баранов, которые пасутся на широких равнинах Котюи, Беги, Сант-Яго и на берегах Йуны; если мне понадобится, я доберусь и до тех, что пасутся на Саманском полуострове и за горами Сибос, от устья реки Нейбе и дальше за границами испанского Сан-Доминго. Кстати, я буду очень рад наказать проклятых испанских плантаторов; это они выдали Оже! Видишь, меня нисколько не пугает недостаток продовольствия, и мне не нужна твоя «самая необходимая» наука!

Это решительное заявление поставило в тупик бедного экономиста; однако он попытался ухватиться еще за одну соломинку.

- Я изучал не только способы разведения скота. У меня еще много специальных знаний, которые могут быть вам очень полезны. Я покажу вам, как добывать смолу и каменный уголь.

- На что мне они? - ответил Биасу. - Когда мне нужен уголь, я сжигаю три лье леса.

- Я укажу вам, для чего годится каждая порода дерева, - продолжал пленник: - эбеновое дерево и сабьекка - для корабельных килей, яба - для гнутых частей; ирга - для остова судна; хакама, гайак, бокаутовое дерево, кедры, акома…

- Que te lleven todos los demonios de los diez у siete infernos! {Чтоб унесли тебя черти из семнадцати преисподних! (Прим. авт.)} - закричал Биасу, выведенный из терпения.

- Что вы сказали, милостивый повелитель? - спросил, весь дрожа, экономист, не понимавший по-испански.

- Слушай, - сказал Биасу, - не нужно мне кораблей. В моей свите есть только одна свободная должность, но не место дворецкого, а место лакея. Подумай, senor filosofo {Господин философ (исп.)} подходит ли она тебе. Ты должен прислуживать мне на коленях, подавать мне трубку, калалу {Креольское кушанье (Прим. авт.)} и черепаховый суп и носить за мной опахало из перьев попугая или павлина, как вот эти два пажа. Ну, отвечай! Хочешь быть моим лакеем?

Гражданин С***, думавший только о том, как бы спасти свою жизнь, склонился до земли, стараясь всеми способами выразить свою радость и благодарность.

- Значит, ты согласен? - спросил Биасу.

- Можете ли вы сомневаться в этом, мой великодушный господин? Я, ни минуты не колеблясь, приму вашу высокую милость и почту за честь служить вашей особе!

При этом ответе насмешливое хихиканье Биасу перешло в оглушительный хохот. Он скрестил руки, поднялся с торжествующим видом и, оттолкнув ногой склоненную перед ним голову белого, громко воскликнул:

- Я очень рад, что увидел, до чего может дойти низость белых, после того как нагляделся, до чего доходит их жестокость! Гражданин С***, тебе я обязан этим двойным примером. Я знаю тебя! Неужели ты был настолько глуп, что этого не заметил? Это ты руководил казнями в июне, июле и августе; это ты выставил головы пятидесяти негров на кольях вдоль аллеи, ведущей к твоему дому, вместо пальм; это ты предложил зарезать пятьсот негров, оставшихся после восстания в твоих руках, и окружить город Кап цепью из невольничьих голов от форта Пиколе до мыса Караколь. Тогда, если б ты мог, ты снял бы мне голову в качестве трофея, а теперь ты был бы счастлив, если б я захотел взять тебя в лакеи. Нет! Нет! Я больше забочусь о твоей чести, чем ты сам; я спасу тебя от такого позора. Готовься к смерти.

Негрофил, онемев от ужаса, рухнул, как подкошенный, к его ногам. Биасу подал знак, и негры оттащили несчастного ко мне.


issledovanie-o-tashkentcah-raspadaetsya-na-dve-chasti-tashkentom-prigotovitelnogo-klassa-i-tashkentci-v-dejstvii-nastoyashim-tomom-okanchivaetsya-pervaya-chast-sostavlyayushaya-sama-po-sebe-otdelnoe-celoe-stranica-14.html
issledovanie-o-tashkentcah-raspadaetsya-na-dve-chasti-tashkentom-prigotovitelnogo-klassa-i-tashkentci-v-dejstvii-nastoyashim-tomom-okanchivaetsya-pervaya-chast-sostavlyayushaya-sama-po-sebe-otdelnoe-celoe-stranica-25.html
issledovanie-o-tashkentcah-raspadaetsya-na-dve-chasti-tashkentom-prigotovitelnogo-klassa-i-tashkentci-v-dejstvii-nastoyashim-tomom-okanchivaetsya-pervaya-chast-sostavlyayushaya-sama-po-sebe-otdelnoe-celoe-stranica-7.html
issledovanie-o-vliyanii-evolyucionnoj-teorii-na-uchenie-o-politicheskom-razvitii-narodov.html
issledovanie-obrazovaniya-slov-v-yukagirskom-yazike-na-primere-imen-sushestvitelnih-stranica-2.html
issledovanie-ocenki-rezultatov-primeneniya-medicinskoj-tehnologii-pacientami-ocenka-medicinskih-tehnologij-pervaya-redakciya.html
  • tasks.bystrickaya.ru/23-analiz-finansovoj-ustojchivosti-1-upravlenie-sistemoj-rashodov-na-predpriyatii-9.html
  • klass.bystrickaya.ru/6-ministerstvo-zdravoohraneniya-i-socialnogo-razvitiya-rossijskoj-federacii-minzdravsocrazvitiya-rf-mintruda-i-rostruda.html
  • essay.bystrickaya.ru/chetvertaya-stupen-rozhdenie-dayushego-put-volshebnika.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-dopolnitelnoj-podgotovki-v-oblasti-semejnogo-vospitaniya-specialnost-050704-doshkolnoe-obrazovanie.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/uroka-tema-rabota-na-uroke.html
  • turn.bystrickaya.ru/polozhenie-o-provedenii-rajonnogo-otborochnogo-tura-hv-oblastnogo-festivalya-detskogo-i-yunosheskogo-hudozhestvennogo-tvorchestva-raduga.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/vospitatelnij-aspekt-v-pedagogicheskoj-deyatelnosti-uchitelya-russkogo-yazika-i-literaturi-mou-sosh-s-bessonovka-kindaevoj-zh-a-opisanie-sistemi-raboti.html
  • lesson.bystrickaya.ru/s-chego-nachinaetsya-uchitel-uroki-otvazhnogo-24.html
  • znanie.bystrickaya.ru/5516-sistema-statisticheskogo-arhivirovaniya-i-dokumentirovaniya-programma-uluchsheniya-i-razvitiya-gosudarstvennoj.html
  • predmet.bystrickaya.ru/repeticiya-pered-sochi-rossijskaya-gazeta-aleksandr-zelenkov-19042008-086-str-9.html
  • znanie.bystrickaya.ru/avtorskij-kollektiv-poyasnitelnaya-zapiska-shifr-2443-bratsk-2009-rossijskaya-federaciya.html
  • occupation.bystrickaya.ru/nedostatki-konstitucii-rf-i-predlozheniya-po-ee-izmeneniyu.html
  • klass.bystrickaya.ru/6stroitelstvo-61obshie-polozheniya-predislovie.html
  • reading.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-dlya-studentov-5-kursa-zaochnogo-otdeleniya-specialnosti-yurisprudenciya-ugolovnaya-specializaciya-9-semestr-20112012-gg.html
  • university.bystrickaya.ru/error404.html
  • universitet.bystrickaya.ru/sredstva-obucheniya-uchebno-metodicheskij-kompleks-uchebnoj-disciplini-opd-f-07-grazhdanskoe-pravo-dlya-specialnosti.html
  • uchit.bystrickaya.ru/strahovanie-vneshneekonomicheskoj-deyatelnosti.html
  • institute.bystrickaya.ru/glava-2-ray-immelman-great-boss-dead-boss.html
  • universitet.bystrickaya.ru/uchebnaya-programma-dlya-specialnosti-1-31-01-01-biologiya-specializacij-1-31-01-01-01-05-biohimiya-i-1-31-01-01-02-05-biohimiya-2011-g.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/rabota-s-eklz-kontrolno-kassovaya-mashina-ams-500k-rukovodstvo-po-servisnomu-obsluzhivaniyu-i-remontu-kontrolno-kassovaya.html
  • composition.bystrickaya.ru/orenburgskaya-oblast-otchet-o-deyatelnosti-regionalnogo-otdeleniya-federalnoj-sluzhbi-po-finansovim-rinkam-v-yugo-vostochnom-regione.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tehnicheskoe-zadanie-soglasovano-nachalnik-otdela-obrazovaniya-administracii-primorskogo-rajona-stranica-3.html
  • education.bystrickaya.ru/2-soderzhanie-disciplini-posobie-po-vipolneniyu-kontrolnoj-raboti-dlya-studentov-fakulteta-bezotrivnogo-obucheniya.html
  • klass.bystrickaya.ru/annotaciya-programmi-disciplini-buhgalterskij-uchet-osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-visshego-professionalnogo.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/rabochaya-uchebnaya-programma-disciplini-ekonomika-i-upravlenie-proizvodstvom-napravlenie-podgotovki.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/upravlenie-pribilnostyu.html
  • student.bystrickaya.ru/1---2-g-g-vorobev-dokument-informacionnij-analiz-izdatelstvo-nauka-moskva-1973-shoch-fcv.html
  • studies.bystrickaya.ru/lekciya-n-mediko-takticheskaya-harakteristika-ochagov-porazheniya-stranica-4.html
  • school.bystrickaya.ru/glava-14-rabota-na-hvat-chast-2-bruks-kubik-trening-dinozavrov-zabitie-sekreti-sili-i-razvitiya-tela.html
  • literatura.bystrickaya.ru/skazka-o-zolotom-petushke-skazka-o-myortvoj-carevne-i-o-semi-bogatiryah.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/obyom-tovarnoj-produkcii-za-god-sostavil-1-236-820-mln-rub-metodicheskie-ukazaniya-i-zadaniya-dlya-vipolneniya-domashnej.html
  • holiday.bystrickaya.ru/nalog-na-dobavlennuyu-stoimost-v-rossijskoj-federacii-chast-20.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tema-trudovoe-pravo-uchebno-metodicheskij-kompleks-udk-bbk-m-pechataetsya-po-resheniyu-uchebno-metodicheskogo-soveta.html
  • control.bystrickaya.ru/ekonomika-i-upravlenie-na-predpriyatii-prirodopolzovaniya-epp-tyumenskij-gosudarstvennij-neftegazovij-universitet.html
  • institut.bystrickaya.ru/standartizaciya-metrologiya-i-sertifikaciya-stranica-11.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.